Памяти Геннадия Петровича Антипова

Русский Вестник 19.06.2014

Геннадий Петрович Антипов

Профессор Геннадий Петрович Антипов

8 марта 2014 года на 77 году жизни скоропостижно скончался русский ученый, профессор Геннадий Петрович Антипов, бывший ведущим специалистом в своей области, математически доказавший теорему Райта, которую ставили под сомнение, ибо доказательства самого Райта не были безупречны. Его вклад в науку еще предстоит оценить по достоинству.

Геннадий Петрович родился 14 июля 1937 года в деревне Тешково Калужской обл.

Наша семья познакомилась с Геннадием Петровичем в 90 годы, когда мой брат Павел стал его студентом, дипломником, затем – аспирантом в ТХСА. Помню, как брат чуть не каждый день делился новыми впечатлениями: "Геннадий Петрович сказал... Геннадий Петрович сделал... у Геннадия Петровича родился девятый ребенок (потом десятый, одиннадцатый, двенадцатый)"... Чуть не по всем вопросам он советовался с ним, обсуждал все темы. Так мы все попали под обаяние Геннадия Петровича еще не будучи с ним знакомы. При личном знакомстве Геннадий Петрович оказался человеком со светлым и чутким умом, очень уважительным (так, ко мне, юноше, он обращался на Вы), принципиальным, честным, совестливым и совершенно незаурядным.

В моем восприятии он ассоциировался с генералиссимусом Суворовым: такой же светлый, жизнеутверждающий, одухотворенный взгляд, волевые черты лица. Подобно Суворову, Геннадий Петрович был борцом в широком смысле этого слова и победоносцем. Все, за что бы он ни брался, у него получалось, и получалось хорошо.

Он поднял из полуразрушенного состояния колхоз, руководителем которого стал еще совсем молодым человеком, сумев воодушевить работников и преодолеть в их среде пьянство и воровство, при этом чуть не погиб от рук местных бандитов.

Для студентов он был не просто преподавателем предмета, но в лучших традициях русской профессуры воспитателем и учителем жизни, примером, и не только для студентов, но и для коллег, которые вспоминают, что, хотел бы того человек или нет, он обязательно менялся под влиянием Геннадия Петровича, умевшего к каждому найти подход, проявить внимание, заботу и вместе с тем, добиться от подчиненного и студента результата, при этом не лишая свободы действий, поддерживая инициативу.

Геннадий Петрович был необычайно талантлив, обладал высокой культурой мышления. Я не был студентом Геннадия Петровича, но считаю его своим учителем. Мне, движимому идеями юноше, исходящему в своих суждениях из идеологического подхода, он ненавязчиво, посредством примеров из жизни или пересказами дискуссий с другими людьми, давал понять, что если твоя идея не основана на фактах, не соответствует реальности, не выражает сути вещей, то либо она пуста, либо ты сам пуст и не понимаешь ее. Так он умел очень деликатно, не выставляя дураком, указать на несостоятельность суждений и прививал навык критического мышления, стремление к непредвзятости, поиску истинного положения вещей.

Еще одна суворовская особенность была присуща Геннадию Петровичу, о которой я был наслышан еще до личного знакомства, – это его, порой, весьма незаурядное, даже шокирующее поведение. Однако, его "странности" в контексте, в котором они совершались были вполне адекватны и уместны. Думаю, что это незаурядное поведение, когда ненормальная ситуация или чьи то безумные действия доводились им до абсурда, было своего рода дидактическим средством, обличающим глупость, хамство, наглость, бессовестность. Мне запомнился один, возможно, не самый яркий, но знаменательный случай, как Геннадий Петрович предложил дать консультацию по любому вопросу: в 2005 году, будучи заведующим кафедрой генетики, Геннадий Петрович подписал письмо ученых к губернатору Московской области Б.В. Громову против застройки заповедного Урочища Введенского-Борисовки. Некоторое время спустя к нему на кафедру пришел организатор застройки – девелопер Виктор Александрович Сюков. Угрожая судом, он требовал отозвать подпись. Геннадий Петрович сказал, что отвечает за свои слова и дела и отказываться ни от чего не будет, ибо подписанные им утверждения соответствуют действительности и его гражданской позиции, а напоследок добавил, что готов проконсультировать молодого человека по любому вопросу... Мне кажется, что это юродство, сочетающееся с глубиной мысли и светлым разумом, было особой харизмой, проявлением гения Геннадия Петровича, не вписывающегося в реалии безумного мира, который он обличал. В этом всепоглощающем безумии для понимающих его он был нравственным примером и опорой.

Геннадий Петрович стал одним из вдохновителей и помощников нашей Крестьянской оратайской школы, участвовал в обсуждении и разработке ее программ.

Царствие Небесное и вечная память Геннадию Петровичу!



Петр КУГАЙ,
председатель МОО «Крестьянская оратайская школа»


http://www.rv.ru/content.php3?id=10681