Памяти архиепископа Алексия (Фролова)

Русский Вестник 09.01.2014

3 декабря 2013 года вечером после всенощного бдения в канун праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы после продолжительной тяжелой болезни почил архиепископ Костромской и Галичский Алексий (Фролов).

Вспоминается начало 1992 года, недавно открыт Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь…

Знакомая моей двоюродной бабушки схимонахини Анны (Раевой) – монастырская служительница Любовь Владимировна (будущая инокиня Евгения) - привела меня, старшеклассника, представить наместнику архимандриту Алексию. И вот после вечерней службы он выходит из боковой двери алтаря, ведущей в галерею, благословляет, смотрит проницающим и вместе ласковым отеческим взглядом доброго деревенского батюшки. Таким он стал для прихожан и первых насельников и насельниц, которые в лишениях, холоде, неудобствах самоотверженно восстанавливали обитель, начиная с возвращенного церкви первым Преображенского собора, где дневали и ночевали (из-за отсутствия других помещений), согреваемые любовью своего доброго пастыря, укрепляемые его заботой отца и друга. Думаю, он старался исполнить слово св. апостола Павла Тимофею: «Старца не укоряй, но увещевай, как отца; младших, как братьев; стариц, как матерей; молодых, как сестер, со всякою чистотою» (1 Тим 5:1-2)).

В скором времени Святейший Патриарх Алексий совершил великое освящение еще продуваемого сквозняками и ветрами собора, после чего заболел воспалением легких.

Немного спустя отца наместника рукоположили во епископа с назначением викарием Московского Патриарха. Для новоспасских он остался любящим и заботливым отцом, главой родного прихода, «владыченькой», как его называли прихожане монастыря, которых стало более тысячи, многих он знал по имени.

Помню, как в праздники он лично прислуживает за трапезой, устраиваемой (после братской) для многочисленных скромных монастырских сподвижниц: кухарок, прачек, свечниц, поломоек, швей, и вместе они поют «Ночь тиха над Палестиной». Или идет с ними на квартиру прихожанки, имеющей видеомагнитофон, посмотреть фильм о Туринской плащанице.

Многих из этих матушек потом владыка постриг в монашество и создал для них Михаилоархангельское подворье. Тогда на его просьбу к сельским администрациям Московской области о выделении участка откликнулся глава Первомайского сельского поселения Наро-Фоминского района, выпускник философского факультета Александр Александрович Захаров, ныне покойный, и передал помещичью усадьбу в Милюкове (его преемник Иван Петорович Александров уже после перевода владыки на Костромскую епархию сумел отчудить у подворья несколько гектаров). В этом женском подворье нашли пристанище пожилые монахини, отдавшие лучшие годы восстановлению монастыря. Так проявлялась деятельная забота владыки о чадах духовных.

Будучи викарным архиереем, владыка служил во многих московских храмах и был хорошо известен православным москвичам своими глубокими богословскими проповедями. Однако он не любил публичности. На эту тему приведу необычный случай. Как-то на престольный праздник он служил в храме Бориса и Глеба в Зюзино. На крестном ходе я решил пофотографировать. В какой-то момент увидел, что архиепископ Алексий внимательно на меня посмотрел, я продолжил фотографировать. А некоторое время спустя, перекачивая снимки из камеры, вдруг обнаружил, что нет ни одного с владыкой после того момента, когда он обратил на меня внимание, видимо, не хотел, что бы они получились.

Последняя наша встреча состоялась за несколько месяцев перед смертью Святейшего Патриарха Алексия. Владыка принял меня в наместнических апартаментах Новоспасского монастыря. Помню, я никак не мог абстрагироваться от деловой темы моего визита и выйти на уровень простого, хотя и духовного (владыка все рассматривал через призму духовного восприятия), человеческого общения, видя в архиерее прежде всего представителя церковной власти, от которой, как и от любой другой власти, ждешь нужного результата, не понимая, что главное в нем – его человеческое содержание, в котором нужно искать Божественный образ (открывающийся в каждом как-то особенно, как ни в ком другом), а тем более в таком человеке, как архиепископ Алексий. А он говорил и даже зачитывал из книги о свойственном нам неверном мировосприятии… Это было его последним словом ко мне. Услышано же оно только сейчас, когда пишутся эти строки, спустя несколько лет после произнесения, на пятый день после его кончины, второй – после погребения. Знал ли он тогда, что все-таки будет услышан?

Последняя моя просьба к владыке была – помолиться о делах нашей Крестьянской оратайской школы, переживающей притеснения и тяготы. Надеюсь, мы обрели в нем еще одного молитвенника на небесах.

Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего архиепископа Алексия и его молитвами спаси нас! Сохрани Урочище Введенское-Борисовку, изжени из него незаконных застройщиков и благослови нашу школу!



Петр КУГАЙ,
председатель МОО по содействию возрождению русской деревни
и крестьянской общины «Крестьянская оратайская школа»


http://www.rv.ru/content.php3?id=10483