Александр Кугай

ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ СТАРЦЕВ архимандрита Иоанна (Крестьянкина) и протоиерея Николая Гурьянова.

Памяти Святейшего Патриарха Алексия II

Есть места… в них явно присутствие Божие. Первое – рай сладости, Едемский сад. Много таких на Святой Земле. Много было их в Московской Руси – не зря ее называли Святой. К ним относится и это – не получившее давно рекомендованного учеными статуса духовно-природного и историко-культурного заказника – «Урочище Введенское-Борисовка». Теперь его – в числе многих других – набивают by Еlite cottages: это «Строительный бум в Подмосковье» затянул их в свои «обороты».

Глухой елово-сосново-березовый лес. Большая поляна. Иван-чай, синяк, клевер, пустырник, пчелы. Заросший пруд. На одной стороне: несколько изб, на другой… три бревенчатых храма. Первый - клетской под клинчатой кровлей с гульбищем на подклете. Второй - двухшатровый. Третий – с бочкой. Открытая пятистолпная двухъярусная звонница. Поклонный крест. Они вросли в ландшафт… нет, они, как раскидистая двойная сосна между ними, выросли из земли, став средоточием пронизавшего все здесь… «здесь русский дух!» - невольно воскликнул пришедший паломник. И вспомнил вопрос своей юности: можно ли дух увидеть?

Мотовилов стяжал благодать Духа Святаго всеми чувствами: увидел светлее солнца свет, услышал тишину, осязал теплоту, обонял благоухание, вкусил сладость, всею душой ощутил необыкновенную радость. Но такую неизреченную милость Господь оказал ему по молитве батюшки убогого Серафима.

А так … «Это, ваше Боголюбие, очень просто,.. поэтому-то и Господь говорит: «Вся простота суть обретающим разум». Да беда-то вся наша в том, что сами-то мы не имеем этого разума Божественного… Апостолам же своим про недостаток этого разума он сказал: «Ни ли неразумливи есте и не чли ли Писания, и притчи сия не разумеете ли?»…Этак, батюшка, не всегда и великим пустынникам являет Господь Бог милость Свою». А он и малым пустынником не был. Он приобщался к Духу в храме. Но далеко не в такой полноте.

Землю Бог создал не мастерской и не площадкой для «строительного бума», а храмом. Разве не светится Дух в красоте земли? Разве Его частичку не передал Господь образу своему – человеку с заповедью хранить красоту в раю и возделывать по всему лицу земли?

И передал Мотовилов слова батюшки Серафима: «Многие толкуют, что когда в Библии говорится, «вдуну Бог дыхание жизни в лице Адама первозданного и созданного Им от персти земной», что будто бы это значило, что в Адаме до этого не было души и духа человеческого, а была будто бы лишь плоть одна, созданная от персти земной. Неверно это толкование, ибо Господь Бог создал Адама от персти земной в том составе, как, батюшка, святой апостол Павел утверждает: «Да будет всесовершен Ваш дух, душа и плоть в пришествии Господа нашего Иисуса Христа». И все три сии части нашего естества созданы были от персти земной», включая дух человеческий. И чем как не духом земным человеческим можно стремиться к Богу, стяжать благодать Духа Святаго?

Введенское-Борисовка – название бывшей здесь деревни. Все жители окрестных селений и сегодня называют это место Борисовкой. Никто из них не слыхивал, что оно называлось еще и Введенским. Хотя старые люди помнят: праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы был здесь престольным. Жива старушка, в детстве с матерью приходившая сюда на этот праздник. Живы, кто видели часовню. Многие слышали о явлении здесь на сосне иконы Матери Божией.

О том, что место называлось и Введенским свидетельствуют карты и справочники населенных пунктов Московской губернии Х!Х века. В ХХ веке осталось только «Борисовка», в первые две трети века: с «дер.», в последнюю: с «ур.» - так топографы отмечали пепелища деревень, выжженных по статье о «неперспективности». Эта метка подобна оставленной после расстрела Царской семьи на стене подвала дома Ипатьева… «Ур.»

- Урочище. Луг, поле, поляна в лесу – Л.Н. Гумилев – геобиоэтноценоз великороссов, иными словами, кормящий вмещающий ландшафт, колыбель, малая родина, месторазвитие русских… Место - О.В. Ключевский – соединения двух факторов: этнографического («племенная смесь») и географического («природа края»), проще сказать, людей и земли.

Третий фактор указывает епископ Мефодий Кампанский: «Отечество включает в себя не только понятие известной территории и живущих на ней людей, но и душу, дух народа» - он-то и соединяет землю и людей. Деревня – результат соединения. Появление ее означает: люди стали народом, это место – его родина. Его дух – здесь. И он осуществляет связь, взаимопереход двух факторов… Обратим внимание: их сумму В.О. Ключевский называет не Отечеством, страной, а племенем, то есть одним из слагаемых факторов. Именно на основании их взаимосвязи. На этом же основании он мог бы назвать ее другим слагаемым – землей (природой края). Так и назывался русский народ на протяжении веков - земля. В согласии с духом и буквой Священного Писания.

Адам – человек. Человек вообще, человечество, люди, народ, получивший от земли, разделивший с землей не только плоть и душу, но и дух…Можно ли стяжать благодать Духа Святаго, не храня благодати земной, убивая ее? Мало кто задается этим вопросом. Ныне поминаемый Святейший Патриарх Алексий со всей определенностью указал: «Возделывание и хранение земли является прямой заповедью Творца человеку», человек и земля – Адам (нужно сказать, в языке Библии нет заглавных букв, там пишется еврейское слово - со строчной) и адама – названы одним именем. Они едины настолько, что «возделывание земли – это не только сельскохозяйственный труд, но и забота о человеке, о преображении его души и тела», – указал его Святейшество и продолжил - «сельское хозяйство… в истории нашей страны не раз становилось полигоном для испытания амбициозных политических и экономических концепций. В результате многие миллионы людей живут в условиях крайней урбанизации, которая порождает индивидуализм, неспособность общества к единению, кризис ответственности за судьбу своей семьи, своей малой родины, всей страны».

«Меж каменных домов и каменных дорог,
Средь очерствелых лиц и глаз опустошенных,
Среди нещедрых рук и торопливых ног
Людей душевно-прокаженных…

Среди столбов и труб, киосков городских,
Меж лавкой и кафе, танцулькой и аптекой
Восходят сотни солнц, но холодно от них,
Проходят люди, но не видно человека.

Им не туда идти – они почти бегут…
Спеша, целуются…Спеша, глотают слезы.
О, спешная любовь, о, ненавистный труд
Под свист пронзительный косматых паровозов.

……………………………………………
И в траурном авто торопится мертвец,
Спешит, в последний раз, - к дыре сырой и душной
Меж каменных домов средь каменных сердец
По каменной земле под небом равнодушным»

- так передал нам об этом с «благословенного Запада» русский поэт в эмиграции Довид Кнут (настоящая фамилия Фихман).

Необязательно всему народу постоянно жить в деревне (однако 90% русских век назад большую часть жизни проводили там), как необязательно мирянам каждый день пребывать в храме. Но хоть иногда каждой народной душе необходимо прильнуть к своему духу, особенно - к русскому русской душе, а она может быть и у русского, и эллина, и иудея, и у любого европейца, и американца. Как же они плачут, расставаясь! Как они тоскуют без него!

«У всякого народа есть родина, но только у нас – Россия… Трудно выразить лицо России, как все живое и все близкое… но мы воздержимся от дерзкой характеристики России или души русского народа. Скажем просто и правдиво: что мы любим и как мы узнали о том, что любим.

Кто пил горькую чашу изгнания и жил с предчувствием, что долгие годы – быть может, целая жизнь отделяют его от России, тот знает острее всякого другого, что значит тоска по р о д и н е… Что ощущалось всего сильнее в образе родины? Ее природное, земное бытие: линии ландшафта и воздух родных полей или лесов. Пусть убогая, но милая, родина не могла быть вытеснена из души ни мягкостью и живописностью европейских урочищ, ни сладким обаянием юга: это было в крови, сильнее нас. И мы томились…» - Георгий Федотов.

«А в полях, в страду, как прежде, шумно,
И скрипят возы с поникшей рожью,
И под солнцем златоверхи гумна,
И вихриста пыль по придорожью».
Михаил Зенкевич

«Все быстрее, ровней и грустней,Все прощальней колеса стучали В голубом замираньи полей…».
Перикл Ставров

«В памяти мы схоронили России ветры, напевы, поля…

Что мне осталось? Проси, не проси я,
пусть разорится дотла!
Только б Россия, Россия, Россия…
Только б Россия жила».
Нина Бродская

«А когда засыпают березы
И поля затихают ко сну…
О, как сладко, как больно сквозь слезы
Хоть взглянуть на родную страну…»
Александр Вертинский

«Время было к вечерне. Огнями заката
Догорали поля. По дороге небес
Табуны облаков – золотые телята
Промелькнули домой за коричневый лес.
………………………………………………
Плыл сиреневый звон. Аромат на поляне,
Тяжелея, дрожал. Возвращались стада.
Торопливо, без слов проходили крестьяне.
Где-то плакал ребенок. Блеснула звезда.
………………………………………………
Кто-то песней смеялся. Позвали кого-то.
Шла слепая старуха в избушку свою.
И покой и отрада. И грусть, и забота –
Это было в России… быть может – в Раю».
Илья Британ

«…Речь про дожди, урожай, молотьбу
…………………………………………………………
Речь про крестьянскую боль и судьбу…
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
У нас не спросят: вы грешили?
Нас спросят лишь: любили ль Вы?
Не поднимая головы,
Мы скажем горько: Да, увы,
Любили… как еще любили!»
Анатолий Штейгер

«РОССИЯ
………………………………
Опять родное обрести,
Признаться в имени и крови
И пожелать цветам цвести
И зеленеть пшеничной нови
И птицам петь, и петухам
Звать золотое солнце в гости,
И отпущенье взять грехам
В старинной церкви на погосте
У батюшки. И снова в путь
По селам, долам и деревням…»
Валентин Горянский

Доселе привозят имя русских из-за морей и гор, будто забыв, что «призванные нарядники» незваными гостями–вероломными узурпаторами приплыли в Киевскую … Русь.

Ее системообразующим ядром были поляне – русские по преимуществу, не только в широком, как все, но и в узком смысле в отличие от остальных входивших в Русь племен. И мало кто подозревает: rus по-латыни – поле, деревня, деревенщина. Формы этого слова есть и в неиталийских языках индоевропейской семьи, в которую входит русский. «Адама» имеет значение «поле». Именно так – «поле» – переводит его святитель Филарет, митрополит Московский. Этот же перевод дает архимандрит Макарий (Глухарев).

В ХII-ХIII веках вокруг Москвы между Окой и верхней Волгой не просто смешались славяне с угрофиннами. Они и раньше веками жили вместе. Произошло нечто куда более важное – перемещение системообразующего ядра: из лесных урочищ-полян (Нестор: «Полей») среднего Приднепровья сюда пришли бывшие «основой прежней русской народности» (В.О. Ключевский) «поляне, яже ныне зовомая русь» (Нестор), оратаи и древоделы, которым пошлость и блуд зараженной шляхетством спесивой и алчной феодально-торговой Elite омерзели нестерпимее, чем другим. О!.. им нелегко было бросить родину. Они унесли ее дух с собой. Это они укрепили Андрея Боголюбского и Московских великих князей и царей, строивших великое государство, не позволив, долго не позволяя, Elite «обустроиться» с «графским» комфортом.

А в сердце родины Киевской Руси с уверенностью, граничащей с упрямством, нет, с упрямством, помноженным на уверенность и, самое главное, в тонком диалоге с окруженной Elite, максимально комфортно проложили дорогу в открытое, современное, стильное графство половцы, татары, монголы.

Другая часть ядра ушла в Карпаты. Третья - в Польшу, там 2 века отдали Еlite-шляхте под конский хвост. Потом возвратились, но духа уже не нашли. Он их оставил еще тогда, когда отправлялись в Польшу… Так и остались провинциально-периферийной местечковой украиной. В Карпатах создали Угорскую Русь, православную, но маленькую, малоизвестную даже у нас. Здесь – Русь Московскую, самую большую в мире страну. Та же смесь православных русов-полян и угров. В чем исток колоссального отличия этногенеза и результатов государственного строительства? Не в духе ли смиренном и суровом неброской красоты лесных полей Московии?

Святитель Петр перенес сюда в стольный град маленького удельного княжества митрополичью кафедру, обретя его «чисть кротостию в смирении», и прорек будущее его возвеличение от Господа. Пророчество первого святителя Московского сбылось по Евангельской заповеди блаженства: «блажени кротцыи: яко тии наследят землю» (Мф 5, 5).

Отсюда они прошли три континента, не считая Океании и Арктических островов, срубив «опорную точку»: деревню с храмом на том берегу Тихого океана – Калифорния – Форт Росс.

Наш император Павел I прислал своим русский флаг. Но не уберегли… Elite убила Императора.

Программа «ликвидации неперспективных деревень» по замыслу и результату аналогична убийству монархии и кампании по закрытию и сносу храмов с целью ликвидации Церкви. Замена «дер.» на «ур.» означает: здесь жил народ, его больше нет. Место расчищено. Можно занимать… Занимают. Родина куплена. Треть ландшафта уже застраивается by Elite коттеджным поселком по американскому проекту. Рекламные стенды и сайты с неограниченной уверенностью всучивают новое, «стильное» название: «Графские пруды – ХХI век»!

«Уверенность, граничащая с упрямством, – могучая вещь… эти качества помогают сворачивать горы … упрямство, помноженное на уверенность, помогает прокладывать дороги и строить города...

Убранство коттеджей подчинено единым принципам архитектурного стиля Франка Ллойда Райта… Основные черты этого стиля: простота геометрических форм, простор внутренних помещений, большие витражи, обилие террас, использование натуральных материалов и, самое главное, тонкий диалог с окружающей природой… разработаны три типа домов – «дворцовый»… «сельский»... «средиземноморский».

«Здесь намечено и размерено,
Все по правилу, по струне:
Только сердце мое потеряно
В этой вылощенной стране.

У нас не такие сажени,
Совсем другая верста,
Наши лошади не запряжены,
И конюшня давно пуста.

У нас – колеи глубокие,
Тяжело бежать колесу;
Васильки голубоокие
Пьют холодную росу.

У нас дорога проселочная
И таинственна и длинна:
Хорошо вспоминать про солнечные,
Про веселые времена.

У нас не такие дороги,
Совсем иные пути: –
Вся надежда наша – в Боге.
Больше некуда нам идти.»
Владимир Диксон, американец, до 17-летнего возраста живший здесь, «на маленькой Пахре», бывавший в этом месте.

«Открытое графство». «Максимальный комфорт». Но самой пикантной «изюминкой» этого «правильного места», которое из «просто правильного» делают «комфортабельным, современным, стильным», может стать не минимаркет, не футбольное поле, не теннисный корт, даже не ресторан, а… храм (?) – сайт gravskoe.ru.

За столько лет такого маянья
По городам чужой земли
Есть от чего прийти в отчаяние,
И мы в отчаянье пришли.

В отчаянье, в приют последний,
Как будто мы пришли зимой
С вечерни в церковке соседней,
По снегу русскому, домой.
Георгий Иванов

Будет ли русским снег в поселке Франка Ллойда Райта? Чужой город пришел к нам домой, занял место родной деревни. Последнего приюта больше нет. Некуда прийти в отчаяньи.

В рекламном проспекте поселка есть интригующие слова: архитекторы и дизайнеры поставили перед собой задачу «быть адекватными», «соответствовать этому месту». В чем же соответствие американского проекта России? Хотя он и Америке стал «соответствовать» только последние два века. В том, что вырыли «старинный» пруд среди ровного возвышенного поля? В том, что перекрыли зверям транзит из одной части леса в другую? В высоком заборе с сигнализацией и ЧОПовской охраной, которым отделились от окружающего мира? В том, что вынесли вердикт: угодия (тысячи лет кормившие людей, все живое) «непригодны для осуществления сельскохозяйственного производства»? В том, что сорвали и вывезли земную персть – плодородный слой: поле превратили в стройплощадку, загромождаемую вульгарными монстрами? – они давят и калечат ландшафт, безобразят пейзаж, оскорбляют, теснят русский дух, оскверняют, уродуют мир Божий. В том «адекватность», чтоб осиротевшей русской душе не к чему было прильнуть, и мечтать больше было не о чем? – Да, конечно, а также в том, чтобы продать дороже, чем купили.

Золотая цепь: сначала дядя оптом скупил у совхозных работников-потомков крестьян свидетельства коллективной долевой собственности, а продал их в розницу соответственно дороже, следующие дяди оформили свидетельства на местности и продали третьим еще дороже, третьи проложили дорогу и застроили - естественно, они продадут многократно дороже: проект должен быть таким, чтобы принес предельную прибыль. Но и те, кто купит «конечный продукт», имеют цель прежде всего «вложить деньги» - застраховать от инфляции. А вот тем, чьим предкам это место было вотчиной, навсегда обрубили связь с ним: если рыпнутся возвратить его - не найдут ни столько денег, ни конца цепи, за который можно ухватиться. Но это еще что… Горесть в другом: губят красоту нашей родины, гасят в ней отблеск Духа Святого.

Когда Великий Вождь из Вашингтона известил вождя коренных насельников, что желает купить их землю, not Elite остолбенел… Продать?! Мы ее любим так, как ребенок в утробе – биение сердца матери. Она – это мы и все меньшие братья, и души наших отцов, дух моего народа. У нас есть Творец. Мы все – его. Он нас не продаст – в деньгах не нуждается.

Оказалось, можно купить. Зачем: чтобы ее… умертвить, место ее – огородить, закрыть от леса забором (!?). Узнав об этом, not Elite обомлел бы: вот так желание Великого Вождя из Вашингтона!

«…Я очень не люблю Америки. Америка это тот смрад, где пропадает не только искусство, но и вообще лучшие порывы человечества. Если сегодня держат курс на Америку, то я готов тогда предпочесть наше серое небо и наш пейзаж: изба немного вросла в землю, прясло, из прясла торчит огромная жердь, вдалеке машет хвостом на ветру тощая лошаденка. Это не то что небоскребы, которые дали пока что только Рокфеллера и Маккормика, но зато это то самое, что растило у нас Толстого, Достоевского, Пушкина, Лермонтова и др.» (С.А. Есенин).

Но нет! не Американское правительство Постановило сельхозугодья «непригодными для осуществления сельскохозяйственного производства». И не оно согласовало 200-этажный небоскреб разложить 100 землескребами на укромной лесной поляне. Наоборот. Совсем наоборот!

Американское правительство не посчиталось с затратами и перенесло в сторону национальное шоссе №1, пересекавшее в последние десятилетия Форт Росс и сделало его заповедником – сочло за честь!

8 писем послали лично губернатору Московской области ученые, государственные и общественные деятели, народ с просьбой не застраивать «точку опоры всего Российского государства» (Б.В. Громов). На них пришли три ответа от руководителей второго эшелона: один вежливо-пустой, два – полуоскорбительных. Лично губернатор ни разу не ответил – не удостоил чести.

И вот Урочище Введенское-Борисовка вовсю застраивают, наплевав на его статус – «Ключевая природная территория (КПТ) 19-10 Пахринско-Деснинский» в схеме территориального планирования Московской области, утвержденный Постановлением Правительства Московской области от 11.07.2007 № 517/23 - равносильно: зарезервировано под заказник. Уникальный участок реликтовой Южной тайги, последняя внутри бетонного кольца (50 км) целостная экосистема, прибежище теснимых в Подмосковье животных и растений – зафиксировано 48 краснокнижных видов, имееет особое духовное, этнокультурное, историческое значение.

Почти в каждой деревне, селе были, если не храм, то часовня – архитектурные доминанты, объединяющие весь комплекс строений и естественных объектов (в отличие от современного города, в котором храмы затеряны среди и унижены высотой плотно обступивших их домов).

Была часовня и здесь, до ее разорения в ней находилась явленная икона Введения во храм Пресвятой Богородицы… Но и после разорения часовни и утраты иконы, ведают местные жители, чудесные явления на этом месте возобновлялись.

Недавно преставившаяся Мария Ивановна Никитина, жившая в Борисовке в 50 годах минувшего века, поведала, как однажды затемно пошла из дома по льду на другой берег пруда к своему погребу, выкопанному под сосной. Выйдя из погреба, подняла голову и увидела между расступившимися ветвями освещенную икону Божией Матери. Они встретились взглядами, и Марию охватил ужас. Было 4 декабря 1958 года. Ночь перед праздником Введения во храм Пресвятой Богородицы.

Но и до этого случая односельчане Никитиной Бобров и Федоров рассказывали ей, что икона являлась на сосне прежде ее приезда в Борисовку. Они переносили ее в часовню, тогда уже разоренную, но она вновь возвращалась на сосну. О возвращении иконы на сосну рассказывают и другие люди, а живут они в разных селениях и даже районах и друг друга не знают.

Было и есть о явлении иконы и документальные свидетельства, найденные
– десять лет назад: среди старинных книг храма Архангела Михаила села Былово - древнего подворья Московского Симонова монастыря - черновик рапорта в Московскую духовную консисторию (утраченный в результате трагического происшествия). В нем упомянута приписанная к Быловскому храму часовня с явленной иконой Введения во храм Пресвятой Богородицы,
– в 2008 году:

– в Центральном историческом архиве Москвы материал 1861 года «О возобновлении деревянной часовни в сельце Борисовка», содержащий сведения о пришедшей в совершенную ветхость и даже угрожающей падением деревянной часовне о четырех столбах, забранных сосновыми досками с небольшой галереей с трех сторон, под тесовой кровлей на два ската, увенчанной крестом. Размеры часовни 7 сажень в ширину и длину. По показаниям местного причта и крестьян сельца Борисовки часовня была построена по случаю явления иконы Введения во храм Божией Матери в древнее время («начала существования ея никому не известно»). Кроме явленной иконы в ней были еще несколько ветхих икон, медный подсвечник, лампада, поддерживаемая на доход, собираемый в день престольного праздника. Из материала следует, что Губернский секретарь Абакумов Александр Федоров ходатайствовал перед Святителем Московским Филаретом о возобновлении этой ветхой часовни, того же желали и местные крестьяне, которые вызвались оказать в сем всякое содействие. Когда Московской духовной консисторией вопрос о возобновлении («ради чествования в ней иконы Введения во храм Божией Матери») деревянной часовни в прежних размерах был уже решен положительно, Александр Федорович обратился с новым прошением об устройстве вместо деревянной часовни - каменной, которую строить ему будет «выгоднее». Прошение это было удовлетворено, о чем свидетельствует бутовый фундамент и оставшиеся поблизости резные белые камни цоколя.

Ликвидация деревни обычно начиналась с разорения часовни, храма. То же было и здесь. В каком году – в архив не подавали сведений – иконы побросали в пруд. Жители деревни покинули ее… Федоров, Бобров, Никитина были уже новыми людьми. Они приехали позже, когда на месте деревни устроили подсобное хозяйство НКВД. Чудесная икона являлась на сосне и им (или при них), но не осталась в разоренной часовне. В начале 60 годов часовню срыли бульдозером. Косвенным подтверждением подлинности рассказов о явлении иконы в ХХ веки является факт, что никто из рассказчиков не знает названия Введенское, данного этому месту после явлении на нем иконы в древние времена. Никто из них также не знает, что в часовне хранилась явленная икона.

В последние десятилетия эти угодия использовались госплемзаводом «Первомайское» под покос и пашню.

20 лет назад по договору с ГПЗ и сельсоветом здесь начал водить пчел кооператив «Кош», православные сотрудники которого, начав узнавать историю этого места, задумались о необходимости его воссоздания. Их стремления были поддержаны главой местной администрации Александром Захаровым, предложившим установить Поклонный крест на месте явления иконы Божией Матери. В конце июня 1999 года отыскали и открыли из-под земли фундамент часовни, а 5 сентября, в день отдания праздника Успения Пресвятой Богородицы Крест был доставлен в Борисовку 14 километровым крестным ходом, от храма Сошествия Святаго Духа на апостолов и св. Николая поселка Первомайского во главе с его настоятелем священником Сергием Махониным с участием православных хоругвеносцев.

Следующим этапом виделось восстановление часовни. Ввиду сложности задачи среди членов кооператива были сомнения, по силам ли такое дело? Решили обратиться за благословением к знаменитому старцу Псково-Печерского монастыря – архимандриту Иоанну (Крестьянкину).

Ответ был следующий: «Дорогие мои! Мне о вас и ваших делах и планах только помолиться. Благословение Божие вы уже получили через старца о. Николая. И что скажу: по вере вашей да будет Вам».

Оказалось, что бывавший здесь, освятивший Крест батюшка обращался к о. Николаю Гурьянову, и старец открыл ему: «Есть воля Божия». Слова батюшка передал, но не сказал, чьи они. Это стало известно от о. Иоанна. А вот он как узнал? «Старцы совсем другие люди, у них все по-другому», — заметил на этот вопрос один священник, который, как потом вспомнилось, сам предсказал строительство этого храма задолго до обращения к старцу.

Ни изображения, ни описания часовни не сохранилось, приходилась строить заново, но фундамент не хотели закрывать. Решили строить – над фундаментом: чтобы он остался виден. Сожженная сосна, на которой, полагали, была явлена икона, упала прямо к фундаменту – месту, где хранилась святая икона. Она была необыкновенно красивым деревом – даже теперь это можно представить по ее обгоревшим останкам - с огромными раскидистыми ветвями. Одна из них после падения оказалась поднятой вверх, как воздетая к небу рука… Не хотели трогать сосну.

А к этому времени священноначалие дало мудрое благословение строить часовни с алтарями - храмы.

В Ипатьевском Костромском монастыре был реликтовый памятник русского деревянного зодчества – храм Спаса Преображения, доставленный из погоста Вежи (куда, по легенде, три века назад приплыл). Единственный в своем роде: на высоких сваях - от затопления водами весенних разливов. Его и выбрали: сваи не закроют фундамент и позволят оставить сосну - под храмом – на прежнем месте. Образ тоже пришелся по душе. Вскоре поняли, что над сосной и фундаментом строить не надо, и надобность в сваях отпала, но менять образ никому в голову не пришло – сваи, как со временем поняли, только предлог – образ должен был воплотиться здесь. Трудность же состояла в том, чтобы найти его – от нас тогда скрытое – место.

Так вот, задолго до начала поиска архитектурного образа храма и даже до возникновения планов его возведения будущий участник строительства вместе с упомянутым священником побывали в Костромском Ипатьевском монастыре. Когда вошли во второй двор (а были они там впервые), их взору внезапно предстал поразивший величием и красотой храм Спаса Преображения. Поднятый сваями он парил, как воздушный корабль, над землей. «Вот бы построить такой под Москвой!» – изумившись воскликнул батюшка. А потом обратил взгляд на спутника и вдруг сказал: вот ты это и сделаешь. Тот удивился. И забыл. Вспомнил,.. когда пришло время увенчать храм – построенный – главкой с крестом. Много здесь было чудесного, в этой статье обо всем не расскажешь.

Проект храмового ансамбля и сопровождение его возведения осуществлены группой известных архитекторов, реставраторов, инженеров: А.Б. Боде, Д.А. Докучаев, Е.А. Ополовникова, М.А. Панкратов, Ю.Э. Саратовская, Л.А. Ткаченко, О.Т. Чалых, Ю. Николаев.

«…Древнерусская образность его архитектуры неоспорима… Храм строг, красив и соразмерен. Из всех знаемых нами новых деревянных церквей… этот храм – самый благодатный, самый что ни на есть русский» (Е.А. Ополовникова. «Бревенчатый Иерусалим. Деревянные церкви и часовни Руси». Москва, 2007, с. 194).

Урочище «Введенское-Борисовка» привлека¬ет многих паломников. В храмах приглашенными священниками уже совершаются молебны. Проводятся крестные ходы. Особенно любимо это место детьми. Здесь бывают и «Православные следопыты», и учащиеся кадетских корпусов, и юные натуралисты, и пчеловоды, и другие группы школьников. В настоящее время православная община кооператива КОШ организовала кружковую работу с детьми и создает детский центр-школу.

«Есть нечто в смирении, что удивительным образом возвышает сердце; и есть нечто в превозношении, что унижает сердце… смирение делает покорным высшему; выше же Бога нет ничего: смирение потому и возвышает, что делает покорным Богу. А превозношение, будучи пороком, тем самым, что отвергает покорность, отпадает от Того, выше Которого ничего нет, и становится чрез это ниже… превозношение есть уже низложение. Поэтому в настоящее время во Граде Божием и Граду Божию, странствующему в этом мире, по преимуществу рекомендуется и в лице его Царя, Который есть Христос, особенно прославляется смирение; а противоположный этой добродетели порок превозношения, по учению Священного Писания, господствует по преимуществу в противнике Его, который есть дьявол. В этом и заключается великое различие одного от другого двух Градов, о которых мы говорим. Один из них представляет собою общество людей благочестивых, другой – нечестивых; то и другое с ангелами, к нему принадлежащими; но в одном стоит впереди любовь к Богу, в другом – любовь к самому себе» (Блаженный Августин. О Граде Божием. Кн. 14, гл. 2).

Два поселения. Два образа… Без комментариев. Самостоятельные люди с хорошим вкусом поймут.

В.С. (Виктор Сюков): «Поскольку наша экономика на подъеме, то цены на недвижимость в Подмосковье будут только расти».

«…Подмосковье обрастало коттеджными поселками на всех направлениях и самых разных форматов, когда конкуренты в области загородного девелопмента расталкивали друг друга руками, зазывая покупателей,.. в компании «Алтек Девелопмент» решили построить еще один поселок».

«…Мы вынуждены полагаться на зарубежные аналоги – преимущественно американский… их опыт вполне подходит России… многие принципы, которым мы следовали при проектировании поселка «Графские пруды XXI век» для компании «Фортуна» взяты нами именно из американского подхода».

«В результате этой массированной архитектурной атаки… Ясные геометричные формы, просторные внутренние помещения…».

«…Разработаны три типа домов – «дворцовый»… «сельский»… «средиземноморский»».

«Разработан генеральный план поселка, а также архитектурный облик домов в стиле «Райт». Только с русским уклоном. Словосочетание «с русским» стоит пояснения. Это должен быть поселок добротного бизнес-класса с двухэтажными, не выше, домами от 450 до 800 «квадратов» и участками 30-40 соток. К тому же несмотря на холодные зимы, планировалось сконструировать коттеджи с просторными террасами и «вторым светом», а значит, с большими площадями остекления. При этом все строения, как и предусмотрено стилевыми законами, должны как бы расползтись по территории…»

«Бульвар в поселке «Графские пруды»… При 50-метровой ширине его длина более километра. Параметры элитности».

«Творчеством Райта нельзя не восхищаться – объясняет такой выбор Игорь Гончаров, - его дома не только красивы и эстетичны, они очень современны и адекватны нашим условиям».

«Идея состоит в том, чтобы на всей длине центральной разместить парк, состоящий из пяти частей…Первая, парадная часть будет оформлена в классическом, даже можно сказать дворцовом, духе: с регулярными правильными формами, цветниками-арабесками, стрижеными изгородями. В центре этой зоны будет расположен фонтан, окруженный цветниками и полукруглыми перголами со скамейками. Вторая часть бульвара – «пейзажная». Основная дорога здесь будет выполнена с помощью гаревого мощения, грунтовые тропинки протянутся между «опушками» с цветниками из лесных трав. Третья часть будет стилизована как русский сад. Его доминантой станет русский дворик с декоративным огородом и плетнем из ивы, телегой, засаженной цветами… березовыми рощицами….Зона с витиеватыми дорожками, с «лесным» водоемом должна выглядеть заросшей и запущенной... Стилизованный японский сад… сквозь беседку «любования луной», цукубай, сакура...» - сайт gravskoe. ru.

«Наши клиенты – это состоятельные и самодостаточные люди с хорошим вкусом, - замечает Игорь Гончаров. – И мы надеемся, что они оценят наше стремление создать по-настоящему современную и стильную среду для их жизни».

«В искусстве многих времен и народов, при упадке духовного начала, в основу организации архитектурных комплексов закладывался планиметрический принцип, в основе которого лежит геометрия… Чертеж же, схема часто создают иллюзию жизни, всегда несут в себе возможность произвола абстрактного начала… А это ведет к разрушению самой жизни.

В Древней Руси осуществлялся принципиально иной метод организации пространства, видовой или метод прозора. Новое включалось в пространство не на основании схемы, геометрического плана, но по правилу: как мера и красота скажет. Не иерархия застройки, не функциональное зонирование, не структура транспортных магистралей, а система визуальных связей всех компонентов ландшафта – вот что определяло пространственный образ в архитектуре Руси…

Пространство организуется всем миром, «снизу», по законам саморазвития и самоорганизации. Именно поэтому человек начинает сознавать свое внутреннее пространство составной частью общенационального пространства… Так создается соборное единство нации» (ДунаевМ.М.// ОполовниковаЕ.А. Бревенчатый Иерусалим. Деревянные церкви и часовни Руси. Москва, 2007. С. 9).

«Это – великая культура Древней Руси, зародившаяся в недрах ее коренных земель, обобщенно – в недрах Московского государства, и распространявшаяся вместе с ним вширь по мере присоединения новых территорий и формирования Великой России. При всех сложностях и колебаниях русской жизни высокодуховная, глубинно христианская ее основа оставалась тогда незыблемой. Ей соответствовали и архитектурно-художественные образы» (Ополовникова Е.А. Там же. С. 196).

«Создавая оптимальный психологический климат, формирующий настроение людей, природная среда становилась великим учителем народных зодчих, не позволяя им нарушать природную гармонию, помогая очень точно находить места для размещения жилых, хозяйственных и общественных сооружений. Иначе говоря, все, что делалось руками человека, воспитанного природой, становилось как бы неотъемлемой ее частью. Природная среда воспринималась народом-зодчим как важное начало формирования жизненной среды, где архитектура должна стать рукотворным продолжением природы» (Ушаков Ю.С. Ансамбль в народном творчестве русского Севера. Ленинград, 1982. С. 25).

«Ощущение родины рождается из гармонии между природой и строениями», - Ле Корбюзье.